Серафина увидела его во сне — первом сне за долгие годы вампирского существования, он был неотразим и танцевал как бог.

В реальности он лежал в интенсивной терапии после тяжелой автокатастрофы на Малхолланд-драйв…