« — Знаешь, Лена, — задушевно начал он. —  В детстве я прочитал много хороших историй.  Но «Пятидесяти оттенков» среди них не было...  Я сидела, сжимая кулаки, и приказывала себе не разреветься. Потому что прозрением всех блаженных поняла: я — жертва, Андреев — загонщик. И на меня был только что объявлен сезон охоты.»